«Следуйте за своим Духом» — Жан-Марк Эссале

На Западе его считают медиатором вековой китайской мудрости и называют алхимиком энергетики. Накануне 79-летия доктора Жан-Марка Эссале мы поговорили с ним о традициях китайской медицины, подходе к здоровью человека и сути медитации. Французский врач, практикующий и преподающий китайскую медицину, основатель Института развития энергетики и китаистики (I.D.E.E.S.) в Париже, автор многих книг о китайской медицине, в том числе впервые опубликованных в России – «Шэнь или момент творения» и «Эмоции и страсти на стыке Земли и Неба», с воодушевлением рассказал нам о деле всей своей жизни.

 14123.png

Как так получилось, что Вы, француз по происхождению, всю жизнь посвятили изучению китайской медицины и применению ее на практике?

После окончания медицинского вуза, когда мне было 27 лет, я полтора года проработал волонтером в одной из больниц Камеруна. И меня крайне разочаровал обезличенный подход классической медицины к пациенту и, как следствие, стереотипное, шаблонное лечение.

При этом я всегда был увлечен изучением традиционной китайской мысли, которая воспринимает человека целостно — как самого по себе, так и в диалоге со Вселенной. Эта мысль дает простор интуиции и движению, она связывает и объединяет. Универсальное китайское видение, одновременно динамичное, конкретное и глобальное, включает в себя все наблюдения и действия повседневной жизни и таким образом порождает настоящее искусство жить. Говоря поэтичным языком, китайская медицина влюблена в абсолют человека вне зависимости от его национальности. Как сказал Конфуций: «Между четырьмя морями все люди – братья».

Универсальное китайское видение, одновременно динамичное, конкретное и глобальное, включает в себя все наблюдения и действия повседневной жизни и таким образом порождает настоящее искусство жить. Говоря поэтичным языком, китайская медицина влюблена в абсолют человека вне зависимости от его национальности. Как сказал Конфуций: «Между четырьмя морями все люди – братья»

У кого Вы учились акупунктуре?

Об акупунктуре я впервые прочитал в книге Жака Лавье «Иглоукалывание». Позже пошел на курсы Французской ассоциации иглоукалывания, которые проходили в больнице Сен-Жак, в Париже. Я был в восторге от того, какой благотворный эффект оказывает акупунктура на организм человека! Три года я интенсивно учился иглоукалыванию.

Тогда я работал врачом в сельской местности недалеко от Нанта и стал проводить там еще и сеансы акупунктуры.

Сначала люди, которые ничего не знали об иглоукалывании, приходили скорее из любопытства. Однако результаты их лечения были настолько ошеломляющими, что ко мне начали приезжать на прием пациенты из соседних городов.

В 1973 году я имел честь принять участие в поездке в Китай, организованной моими французско-китайскими друзьями. За месяц я посетил много различных клиник и больниц в Пекине, Шанхае, Ухане и Кантоне, где наблюдал, как проводят сеансы иглоукалывания китайские специалисты. Местное население поразило меня своей силой жизни, смелостью и изобретательностью.

Все это время я также занимался медитацией, энергетическими практиками и дыхательными упражнениями. В 1975 году, решив оставить деятельность сельского врача, уехал на полгода в Альмору, в Гималаи.

Я жил там один в горах и учил веданту. Это было мое трансформативное пребывание, во время которого я продолжал читать книги по китайской медицине. Тогда я и решил полностью посвятить себя ее практике.

Вернувшись из Индии, я поселился в Бриньоле, регионе Прованса. Эта сельская местность привлекла меня своим умиротворением и гармонией. Здесь я открыл кабинет акупунктуры и начал принимать пациентов. Несмотря на удивление и недоумение местных жителей (Что такое иглоукалывание?! Зачем иглотерапевт в Бриньоле?!), положительные результаты иглотерапии привели к тому, что у меня появилось достаточно много клиентов.

В то же время я узнал, что мой хороший друг, всемирно известный профессор акупунктуры доктор Нгуен Ван Нги, основал свою школу иглотерапии в Марселе. Я связался с ним, и он предложил мне должность преподавателя.

Выучить китайский язык, наверное, не просто…

Когда я изучал французские переводы текстов великих классиков китайской медицины — «Нэй цзин» и «Су вэнь» Линь Шу, обнаружил, насколько по-разному переводчики интерпретировали один и тот же текст.

Поэтому я решил выучить китайский письменный архаичный язык, на котором созданы все великие тексты, как классиков китайской медицины, так и тех, кто писал в Период Сражающихся царств и династии Сун.

В изучении китайского меня очень поддерживал и вдохновлял удивительный ученый Клод Грегори. Он организовывал выпуск известной «Энциклопедии Универсалис» (фр. Encyclopædia Universalis) и входил в группу великих синологов наряду с Максимом Кальтенмарком, Шиппером и Деспе. Клод учил меня и познакомил с важными книгами, которые мне помогли.

Примерно в 1978 году я встретил другого великого синолога, профессора Университета Экс-ан-Прованса Константина Мильского. Он был русским по происхождению и прожил в Китае 40 лет. Он так хорошо говорил по-китайски, что китайцы оборачивались, чтобы удостовериться, что это западный человек. Константин учил меня китайскому языку, а я лечил иглоукалыванием его и его жену.

Перед своим отъездом в Париж он представил меня одному из своих китайских помощников из Тайваня, Сун Шун Цзин. Вместе с Сун Шун Цзин мы организовали ежемесячные встречи со специалистами, практикующими китайскую медицину. Это было время радостного общения, которое обогащало каждого участника знаниями и ценным опытом.

До пандемии COVID-19 Вы проводили семинары в разных странах мира. Расскажите, пожалуйста, как они проходили?

Как я уже сказал ранее, изначально идея семинаров возникла из встреч единомышленников, людей, которые хотели улучшить свои знания и правильно читать архаические китайские тексты, чтобы лучше понимать традиционную китайскую медицину. Мы встречались один-два раза в месяц в большом отреставрированном аббатстве у подножия горы Сент-Виктуар в окрестностях Экс-ан-Прованса. С вечера пятницы до вечера воскресенья мы изучали классические тексты на китайском языке с Сун Шун Цзином. Я комментировал их и сравнивал с существующими переводами. Утром мы практиковали медитацию и дыхательные практики, вместе готовили себе еду в соответствии с сезонными критериями китайской медицины.

Когда я проводил свои семинары и лекции, я хотел, чтобы каждый участник имел возможность отдохнуть от повседневной жизни, побыть в тишине и наедине с собой, услышать свой внутренний голос, развил интуицию и научился быть здесь и сейчас. Таким образом задействуются творческий потенциал ума, центрированное сознание и направленное намерение

Все участники были практикующими специалистами (терапевты, остеопаты, психологи), желающими постичь суть китайской медицины. Причем они приезжали не только из разных городов Франции, но и из других стран, в частности, из Израиля, Канады, США.

111.png


В 1983 году я переехал в Париж. Это позволило мне уделять больше времени каждому пациенту, что лучше соответствовало концепции акупунктуры.

Здесь же с несколькими друзьями я создал Институт развития энергетики и китаистики (I.D.E.E.S.) по изучению опыта китайской медицины на базе основополагающих текстов, представленных в оригинальных иероглифах (рабочая группа была около шестидесяти человек). В соответствии с древней китайской традицией (Да Цзы Бао) мы размещали на стенах аудитории тексты, написанные на больших листах бумаги в сопровождении фонетики Пиньинь, и практиковали коллективное чтение и общий перевод. Мы исследовали этимологию текстов, чтобы в перспективе иметь возможность вернуться к нашим собственным объяснениям и переводам на французском языке, обновленным и обогащенным смыслом исходного отрывка на китайском языке.

Мы разработали программу на три года, в которой приняли участие специалисты по акупунктуре, а также все те, кто был заинтересован в знании психофизиологии китайской медицины.

Эти встречи проводились девять раз в год на протяжении тридцати трех лет.

В течение всех этих лет я также проводил семинары в сельской местности во Франции и за рубежом по 5-7 дней. Мы изучали тексты великих даосов и последователей Чань (китайский дзэн), входили в состояние медитации и практиковали дыхательные упражнения.

Жан-Марк, чему Вы, прежде всего, учили на своих семинарах и лекциях?

Мои семинары были задуманы как братские встречи и всегда проводились в сельской местности – будь то в горах, на холмах или на море. Потому что природа всегда возрождает витальные силы человека и вдохновляет жить.

 Жан-Марк Эссале - коллективное фото

Как правило, утром после медитации мы практиковали дыхательные упражнения.

Около 10:30 собирались для перевода текстов из Лао-цзы, Чжуан-цзы, Ли цзы, Хуэйнэна, Мацзы, Ван Пи, Чжан Цзая, Чжу Си, Ван-Фу-цзы. Я переводил тексты, комментировал их, а участники семинара делились своими мыслями и задавали вопросы.

До 13:00 мы практиковали комплекс энергетических упражнений Дао Инь.

Позже днем снова встречались и медитировали, а затем обсуждали чтение утренних текстов и волнующие профессиональные вопросы.

Вечером мы собирались, чтобы послушать музыку со всего мира. Я выбирал музыкальные произведения по странности или чистоте звуков (Полинезия, Тайвань, Африка) или из-за вдохновляющего аспекта (православные песни, средневековые баллады, музыкальные произведения Рави Шанкара, Иегуди Менухина, Арво Пярта и др.).

День завершали вечерней медитацией перед сном, в 21.00.

Когда я проводил свои семинары и лекции, я хотел, чтобы каждый участник имел возможность отдохнуть от повседневной жизни, побыть в тишине и наедине с собой, услышать свой внутренний голос, развил интуицию и научился быть здесь и сейчас. Таким образом задействуются творческий потенциал ума, центрированное сознание и направленное намерение.

В период нашего коллективного изучения текстов каждый учился подходить к глобальному связанному и динамическому аспекту жизни посредством постижения древней китайской мысли, чей аналогичный и коррелирующий подход выражает жизнь мира как огромное дыхание, а не как бесконечный набор объектов и понятий.

Что для Вас медитация, и какова ее роль в сохранении здоровья и хорошего самочувствия человека?

На китайском языке медитация называется Цзин цзо – «тихое и безмятежное сидение», а буддисты называют ее Цзо Чань – «сидение и отрекание».

Дух медитации начинается с умения сидеть и слушать. Сидеть, чтобы слушать, – это уже начало отдаления, формирования расстояния, на котором можно появиться мгновенному потоку жизни и души.

1234.png

Между всем обусловленным сознанием и безусловным сознанием нет принципиальной разницы, за исключением узкого поля зрения и вмешательства проблемной и страдающей памяти. Сознание в каждом из нас имеет место необычайной поддержки, которую природа доверяет ему в форме тела. Именно на изначально безличной основе тела, подчиненного сначала общим законам природы, Дух каждого может оставить свои воспоминания, свои следы, свои проблемные отпечатки и осознать недостоверность, невежество, страдания, – это первое условие и первый шаг к их развязке.

Таким образом, тело-природа, тело, жившее и полученное в данный момент, является умывальником, куда Дух приходит, чтобы омыть свой Свет.

Медитация – это полное раскрытие себя как тела-личности и к окружающему миру, каким мы его получаем в данный момент и в каждый момент своей жизни. Ее основным условием является раскрытие слушания, освобождение, сидя со скрещенными ногами, положением, способствующим сбору энергий нижней части тела (но это не обязательно).

Медитация благоприятствует как обширности слушания, так и совокупности внимания и дистанции, которая позволяет нам перестать привязываться к себе и к вещам, способствуя появлению пространства, которое освобождает нас от барьеров и делает доступным раскрытие слушания. Таким образом, истинная медитация полезна для здоровья как внутри, так и снаружи, поскольку она освобождает нас от барьеров.

На китайском языке медитация называется Цзин цзо – «тихое и безмятежное сидение», а буддисты называют ее Цзо Чань – «сидение и отрекание». Дух медитации начинается с умения сидеть и слушать. Сидеть, чтобы слушать, – это уже начало отдаления, формирования расстояния, на котором можно появиться мгновенному потоку жизни и души

Хотя в медитации, в этом воссоединении с самим собой, каждый пребывает в одиночестве в содержании своей собственной жизни и своего сознания, присутствие других людей, вовлеченных в тот же самый процесс лицом к лицу с самим собой, помогает каждому из присутствующих за пределами всякого намерения.

Как обычно проходит первый прием пациента у врача китайской медицины?

В терапевтической ситуации я всегда считал, что слушание пациентов представляет собой акт открытости и приема, экзистенциальный источник которого сначала не активен (У Вэй). И именно в рамках этой активной неактивности (Вэй У Вэй), сопровождаемой открытым, не сфокусированным вниманием, выражается общий характер встречи, прелюдия к самопроизвольному улучшению клинической восприимчивости врача ко всему.

Именно во время этой встречи предполагаемого неизвестного, что представляет собой любой новый пациент, раскрывается интуиция (Шэнь, или Дух встречи), проницательность (Шэнь или деликатность слушания), умение (Гун), которое вытекает из этого и обращается к (Цзяо) пальпации тела и пульсов и манипуляции иглами.

Не зря врача в традиции китайской медицины называют Сюй Синь, то есть свободное сердце или Дух.

Он должен не только точно понять пациента, но и осознать собственную почву, свое собственное тело, чтобы воспринимать прямое энергетическое взаимодействие, которое поможет направлять его восприятие и его первые интерпретации.

В главе 8 «Нэй Цзин Лин Шу» говорится: «В искусстве игл абсолютный приоритет укореняться в Духе», что означает все – его тело и присутствие, а не только его запросы и его ответы.

С этой точки зрения первая встреча взглядов имеет фундаментальное значение, это немного похоже на боевые искусства. Важно попросить пациента, если он может, четко сформулировать свою основную просьбу, записать ее в досье в качестве первого запроса на лечение и напомнить пациенту о ней на пути лечения, когда его просьба будет развиваться, чтобы он осознавал это.

Затем идет исследование воспоминаний о телесном и психическом эго, которые китайская методология позволяет нам рассматривать вместе.

Особое значение уделяется вопросам обо всех начальных периодах жизни, которые соответствуют Бен Шэнь, или Фундаментальным Фазам Жизни:

•        общее состояние обоих родителей и их состояние при оплодотворении, если они помнят это (Шэнь);

•        условия созревания плода, трудности во время беременности, сообщения плода и отношение к матери (Пo);

•        условия родов (преждевременные, кесарево сечение), собственное имя и отношение к отцу (Хунь).

•        Заболевания, возникающие в раннем детстве, дают важный признак хрупкости различных функциональных систем (отит и тонзиллит для почек; пневмония и бронхит для легких и почек; гепатиты и рвота для печени и желудка).

•        Врач также может спросить о подростковом возрасте.

Полное клиническое обследование завершается путем пальпации радиальных пульсов пациента, которые чаще всего позволяют исправить или подтвердить предусмотренный алгоритм лечения.

Какие факты из Вашей биографии Вы считаете особенно значимыми?

Для меня удивительно, что с самого раннего детства меня интересовали Китай, Мексика, Тибет, и вот это сильное желание познать культуру этих стран показало мне направления и открыло дороги к тому, чему я в итоге посвятил свою жизнь. Я благодарен своему опыту, который получил, когда полтора года провел в Камеруне, где работал врачом-волонтером. Нас было всего двое в больнице на 250 коек, которая принимала 800 пациентов в день. Ночью больница была в руках целителей.

Мне посчастливилось знать лично и учиться у самого Нисаргадатты Махараджа в Бомбее с 1975 по 1980 год.

Тело-природа, тело, жившее и полученное в данный момент, является умывальником, куда Дух приходит, чтобы омыть свой Свет

Важной вехой биографии для меня является и то, что я основал Институт развития энергетики и китаистики (I.D.E.E.S.) во Франции.

В 40 лет я организовал и возглавил поездку на несколько недель к пяти священным горам Китая.

В 50 лет я ассистировал филиппинской целительнице Жозефине Сизон. Она была одной из настоящих целительниц, которая входила в транс, была в пещерах и исцеляла людей посредством работы своих рук.

Одним из самых незабываемых семинаров для меня стал семинар на горе Синай. Я закрываю глаза и вновь ранним утром восхожу на эту гору, где согласно Библии Бог явился Моисею и дал ему десять заповедей.

Какие книги Вы сейчас читаете или недавно прочитали?

Я читаю «Внимание и бдительность», «На грани феноменологии и когнитивных наук» Натали Депраз, «Природа в вопросе» – отчет о коллоквиуме французского колледжа под руководством антрополога Филиппа Дескола, в котором философы, антропологи и синологи задаются вопросом о концепции природы сегодня.

Я читаю «Две причины китайской мысли» Леона Вандермерша, синолога в College de France, 2013; учение Нисаргадатты Махараджа; курс биологической философии и когнитивизма, книгу «Спиноза и современная биология», которую написал французский биолог, генетик и физик Анри Атлан.

Как видите, я люблю читать, в частности, чтобы понять, как можно исследовать области существования (тело, психику, природу, здоровье), используя методологии, отличающиеся или противоположные. Моя глубокая миссия состоит в том, чтобы иметь возможность обнаруживать некоторые параллелизмы, не впадая в легкий редуцирующий синкретизм.

У Вас есть в жизни фраза, которая является Вашим девизом?

С юношеского возраста я сохранил в памяти одно изречение, взятое из афоризмов Египетского философа фараона: «Следуй за своим сердцем». Сердце здесь также означает Дух, как на китайском языке.

Еще одна фраза, которая мне импонирует, и является квинтэссенцией взглядов на традиционную китайскую медицину и мысль, взята из работы философа Ван-Фу-цзы (XVII век): «Только преобразования (метаморфозы) делают видимой внутреннюю согласованность существ и вещей».

Врача в традиции китайской медицины называют Сюй Синь, то есть свободное сердце или Дух. Он должен не только точно понять пациента, но и осознать собственную почву, свое собственное тело, чтобы воспринимать прямое энергетическое взаимодействие, которое поможет направлять его восприятие и его первые интерпретации

Французский врач и философ Жорж Кангильем дал короткое изречение, в котором области тела-объекта и индивидуальности рассматриваются как субъективная ценность:

«…Биология должна в первую очередь содержать жизнь как значимый объект, а индивидуальность – не как объект, а как свойство порядка ценностей. Жить – это излучать, это организовывать среду из центра ссылок, на который нельзя ссылаться, не потеряв его первоначального значения».

И, пожалуй, моя завершающая цитата – «Красота спасет мир» великого русского писателя Федора Достоевского.

Жан-Марк, Ваши книги «Шэнь или момент творения» и «Эмоции и страсти на стыке Земли и Неба» впервые опубликованы в России. Что Вы чувствуете по этому поводу? Как Вы думаете, китайская медицина подходит русским людям с их особенностями менталитета?

Я очень тронут, что мои книги изданы на русском языке, самом красивом и богатом языке Восточной Европы.

Россия – великая страна, которая попеременно, а иногда и жестоко переживала присутствие скандинавов, монголов, турок и испытывала культурное влияние греков и византийцев. Это способствовало установлению чутких связей с культурой Востока и Запада.

В своей юности я много читал Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского и слушал Римского-Корсакова, русские народные песни. Я был очарован культурным наследием русских, и это вдохновляло меня быть одновременно страстным, сильным и поэтичным.

На мой взгляд, корреляционное мышление и космологическое вдохновение китайского описания человека и мира должны найти отклик в сердцах русских людей. Что касается иглорефлексотерапии, я убежден, что она интересна россиянам. Ведь в искусстве иглоукалывания приоритет заключается в том, чтобы иметь возможность укорениться в уме.

Я надеюсь, что мои русские читатели cмогут читать «Шэнь или момент творения» как длинное подробное стихотворение о движении жизни и дыхании Духа, как оно было задумано древними китайцами, то есть согласно универсальной перспективе, исследующей человека в целом.

Я бы хотел, чтобы они запечатлели поэзию, музыку и интуицию, которую хочет предложить им текст этой книги.

«Эмоции и страсти на стыке Земли и Неба» – это книга для специалистов, практикующих китайскую медицину. Она учит задавать вопросы об истории и жизненном опыте пациентов и тем самым углублять знания о последовательных витальных движениях, которые их структурируют, подобно концентрическим кольцам, видимым на разрезе дерева.

«Шэнь или момент творения»
«Шэнь или момент творения»
Жан-Марк Эссале
Книга «Шэнь или момент творения» уникальна тем, что Жан-Марк Эссале передает в ней те знания, которые вы не найдете ни в одной книге по акупунктуре.
2000 ₽
Купить Подробнее
«Эмоции и страсти на стыке Земли и Неба»
«Эмоции и страсти на стыке Земли и Неба»
Жан-Марк Эссале

По древнекитайской мысли и медицине нет разделения между Телом, Духом и Эмоциями. Книга ‘‘Эмоции и страсти на стыке Земли и Неба’’,основанная на главе 39 Ней-Цзин Су-Вэнь и на главах 8 и 22 Ней-Цзин Лин-Шу предлагает смотреть на Человека на уровнях Трех Сил — Неба, Человека и Земли.

2000 ₽
Купить Подробнее
Оставить отзыв
Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы получить возможность отправлять отзывы
Войти
Зарегистрироваться